Общественный Фонд
«Правовая Клиника «Адилет»

0 31265-35-13

Тоска по герою

08.07.2013 Аналитика

«Все относительно”.
Альберт Эйнштейн

Правозащитница Чолпон Джакупова одна из тех, кто имеет смелость говорить: “А король–то голый!”. Она неравнодушно реагирует на правовые казусы, удручающую некомпетентность. В то же время ее оценки происходящего в нашей стране, может быть, кому–то покажутся излишне эмоциональными, но по своей сути исходят из глубоких понятий о нравственности и истинных духовных ценностях. Вот поэтому мы спросили, что она думает по поводу недавно принятого парламентом Закона “Об эпосе “Манас” и вообще о состоянии нынешней политической элиты.

— Мы единственная страна, принявшая закон о поддержке эпического сказания. У многих народов есть эпосы, но они законодательно их не защищают и не обязывают каждого гражданина относиться к ним как к предмету особой гордости. Мне кажется, это само собой разумеющееся дело, если нация считает себя культурной и цивилизованной — сохранять традиции и беречь духовное наследие. Что вы на это скажете?
— Сей факт есть яркая иллюстрация непонимания законодателями, что есть закон и как функционирует правовая система. Закон — нормативный документ, который выступает как регулятор социально–общественных отношений, то есть определяет правила игры. А в сфере трилогии “Манас” что именно хотят регулировать наши парламентарии? Я не понимаю предназначения этого закона. Призыв обеспечить защиту текстов в любом его виде, что это? У нас кто–то сжигает тексты эпоса или неуважительно относится к сказителям? “Манас” — эпическое творчество народа. Но усиленное насаждение через закон вызывает по меньшей мере недоумение. Ведь эпос, как и любое творческое произведение, не заставишь принимать и понимать. Есть люди, которые принимают стиль, форму и содержание, а есть и те, кто могут и не принимать. Что значит “обязательно проявлять уважение”? Любая обязанность — статья, прописанная в законе, и, следовательно, ее неисполнение должно иметь то же отражение.
Эта норма будет работать тогда, когда накладывается мера ответственности. Например, мы говорим о защите Отечества: священный долг и обязанность. И уклонение от воинской службы несет в себе ответственность: административную в виде штрафов и вплоть до уголовной. А что в случае с “Манасом” положено за неисполнение закона? И кто будет измерять меру моего уважительного отношения к эпосу? К примеру, если я прочитала сказание, но исказила его образ, нарисовав картину. Является ли это нарушением? Кто будет определять — каким баатыр Манас был на самом деле? Если я говорю, что Манас есть миф, продукт коллективного творчества народа, — это уважительное отношение или нет? Ведь есть деятели, которые говорят, что Манас был реально существовавшей личностью. Вывод один: этот закон пустышка, он абсолютно бессодержательный. Я не понимаю цели. Вот если бы депутаты одобрили национальную программу по поддержке и сохранению эпоса, где можно было запланировать, что каждые четыре года в стране проводятся фестивали и конкурсы манасчы и как это организуется и финансируется, то это был бы более реальный документ.

— Но депутаты почти единогласно приняли именно закон, хотя среди них, наверное, были те, кто понимал, что этого не надо делать.
— Вот почему мы единственная страна, которая принимает такой закон. В других странах законодатели понимают предназначение закона: регулировать отношения и устанавливать правила игры. Наш документ выпадает из практики мирового законотворчества. Никому из финнов не пришло бы в голову “Калевалу” узаконивать. У них в парламент проходят люди, которые дружат с головой, и с логикой у них все в порядке. И себя рассматривают как инструмент, полезный для общества. А наш парламент функционирует в уникальном виде и составе, поскольку люди, попавшие туда, не понимают, собственно, чем они должны заниматься. Ситуация на фоне маргинализации просто страшная. А те, кто, может быть, и понимает, оказались просто в меньшинстве, их единицы. И они голос не могут подать, потому что любой может их упрекнуть в недостаточном патриотизме или в недостаточном национализме, который стал у нас своего рода брендом. Поэтому предпочитают выглядеть идиотами в глазах разумных людей, чем пребывать в страхе, что ты не такой, как все.
То, что называется парламентаризмом, у нас таковым не является. В нашем ЖК классический большевизм по методам, но с капиталистической мотивацией. И эта дикая помесь дает дикий гибрид типа временного правительства с соответствующей риторикой при вульгарных и корыстных интересах.

— В последнее время слишком много эксплуатируют сакральное имя Манаса, героическое прошлое, у некоторой думающей части общества это вызывает отторжение. Хотим добиться развития, сделать рывок за счет творения наших предков, а сами ничего не делаем.
— Ну это же просто — взять то, что лежит на поверхности, готовое. Зачем что–то новое создавать самим, тратить время и деньги? Зачем напрягать мозги, если есть готовый продукт, который имеет сакральный смысл для каждого кыргыза? А то, что мы постоянно, как вы правильно сказали, эксплуатируем наследие предков, будет лишь отторгать некыргызов, тех, для кого эпос “Манас” не имеет священного смысла. За этим стоят последствия, которые будет разгребать кто–то другой, но не временщики. Вся проблема местной политэлиты в том, что она изначально приходит во власть временно, когда незачем думать о последствиях своих шагов. Кто–то другой после этого будет разгребать эти завалы. Формально ответственности никто не несет. Хотя, по божественным законам, все–таки есть расплата за содеянное.

— Что вы имеете в виду?
— Мне недавно свидетели рассказывали, что, когда Бакиева сажали в самолет, выдворяя его из Кыргызстана, на глазах у него были слезы... Он понимал, что уже не вернется, он стал изгоем в собственной стране. Если даже юридически, формально он не ответил, и никто не удовлетворит наши запросы на его экстрадицию, по божеским законам он получил самое страшное наказание. За его грехи страдают близкие люди, братья, которым он не в состоянии помочь. Самой лучшей реабилитацией для Бакиева станет продление полномочий для временщиков. Потому что на фоне Акаева Бакиев выглядел чудовищно, а скоро мы Акаева к лику святых причислим и все простим, ведь теперь по сравнению с Бакиевым он почти чудо. Сколько бы Роза Отунбаева ни говорила про акаевщину и бакиевщину, это имеет смысл, когда ты отличаешься. А если такой же?

— Мне непонятно, когда говорят про возрождение духовности и традиции, про айкёлдук (великодушие) Манаса, а в реальной жизни люди далеки от тех идей, которые проповедуют и пропагандируют.
— Настал период возвращать словам их первоначальный смысл. Мы можем публиковать тысячи раз тысячи экземпляров эпоса “Манас”, это же не значит, что заповеди Манаса станут идеологией. Это то же самое, когда я каждый раз вижу, как люди стоят в очереди, чтобы совершить хадж в Мекку. И туда направляются порой люди, которые известны как воры, насильники, иногда убийцы. Если они таким образом замаливают свои грехи, то это есть фальсификация смысла паломничества. И теперь мы из эпоса такими законами хотим сделать декларативную пустышку, продемонстрировать, что удовлетворили чувство национальной гордости, поиграли на этом. Но это же не значит, что понятия чести, великодушия возродятся количеством изданий и тиражами. Если бесконечно, как мантру, повторять “демократия, верховенство закона, права человека”, но не следовать законам, разве смогут наши правители вбить нам в голову, что они действительно демократы? Народ–то все видит. Слова потеряли смысл, мы ими только играем.

— Но сейчас уже есть люди, которые говорят, что принятие закона есть основа для формирования национальной идеологии. Найдется группа, которая теперь сядет писать очередную концепцию. Хотя на основе “Манаса” уже создавали и семь заповедей, и пионерские отряды в школах “Семетей”, “ Сейтек”. Во всех школах стенды с образами героев из героического сказания. 15 лет слушаем манасчы, но воров и преступников не стало меньше, а герой–лидер так и не появился.
— Для меня национальная идеология — это не документ на бумаге. Вы можете 10 экспертных групп посадить, но их продукт не станет идеологией. Любая идеология тогда имеет смысл, когда есть люди, исповедующие ее, нужны учителя и проповедники.

— В этом уже есть некий религиозный смысл?
— Любая религия есть идеология. Партийная платформа, к примеру большевизм, такая же идеология. Хорошо, есть у нас “Манас”, где заложены идеи патриотизма, чести, великодушия, единения народа. А если в качестве проповедников выступают вот эти временщики, на деле исповедующие прямо противоположное, то стану ли я их последователем? Если пропагандист какой–либо идеи сам не чист, не честен, то идея не только умрет на корню, но она будет похоронена, забыта и проклята. Идеи, заложенные в эпосе, будут нести идеологическое содержание, когда появятся проповедники, сами следующие заповедям. А если сегодня я совращаю малолетку, беру ее пятой или шестой женой, отказываюсь содержать детей, потому что отцовство не подтверждено, а потом совершаю хадж?! Вот почему и мусульманство у нас не приживается: в качестве последователей этой религии часто выступают редкие, извините меня, муд...! А на самом деле у нас много тех, кто интерпретирует нормы шариата так, как им удобно. Так что, выхолостив самое ценное из “Манаса”, единственное, чего добьются инициаторы закона, это чувства отвращения.
Проблема не в том, что у нас нет идеологических постулатов, которым нужно следовать, а в том, что нет достаточного количества честных последователей. Поэтому любая идея трансформируется в прямо противоположную. Вот и все. Так называемая политическая элита действительно считает нас быдлом, мол, наш “пипл все схавает”. Хотите Манаса — вот вам сахарная косточка, хотите, чтобы правосудие осуществлял народ — вот вам толпа на процессе. Только не мешайте воровать. У Поля Валери есть фраза: “Без злоупотреблений власть теряет очарование”. Любой правитель стремится к абсолютной власти, а общество должно ее ограничивать.

— Как бы там ни было, но за отношением к эпосу “Манас” я вижу неосознанную тоску по сильному лидеру и герою. Может быть, поэтому народ все время обращается к образу баатыра, призывает в помощь его дух, поскольку в “Манасе” отражается архетип лидера, который в своем подсознании народ хочет увидеть в современном правителе. В этом плане интересна предстоящая президентская кампания, видите ли вы кого–нибудь в роли нового лидера? Есть ли у Кыргызстана шанс, что героическая личность наконец появится и мы перестанем искать опору в прошлом, начнем жить настоящим и выстраивать будущее?
— Да, существует потребность в лидере, герое, подобном Манасу. Надежда — великая вещь. Ведь наша апатия связана с тем, что надежда тает, хотя где–то в подсознании теплится мысль: “А вдруг!”. Сейчас появился редкий временной люфт, когда новый человек, не обладающий сильным финансовым ресурсом, но с харизматическими данными, может иметь успех. Ведь надоели одни и те же и одно и то же. Тоска по герою, часто сравниваемому с Манасом, столь сильна, что, может быть, электорат отдаст голоса тому, кто будет совершенно без коррупционного прошлого. Но прежде всего народ хочет увидеть способность героя пожертвовать самим собой. Народ устал от того, что все время в жертву приносят его самого. А он хочет мифа, сказки, принца на белом коне, в алом плаще, который готов сам умереть и совершать подвиги, который даст клятву, что будет с этим народом до конца, будет похоронен на собственной земле...
О каком Манасе и духовности мы смеем заикаться, если два правителя за последние шесть лет предали свой народ и трусливо сбежали? Если Манас — реальная личность, он 10 раз должен в могиле перевернуться. Все его заповеди нарушены. Мы должны все это понимать, как южные, так и северные, откуда бы мы ни были, что кыргызы воспринимаются сейчас как народ, который дал миру двух сбежавших президентов, а третий сидит на чемоданах. И дух Манаса здесь не поможет. Поможет только наша собственная ответственность, что мы вошли уже в мировую историю как государство, где самые трусливые правители, которые не боятся позора.
Не надо обещать молочные реки и кисельные берега. Народ хочет, чтобы кто–то вместе с ним разделил его трагедию. Если придет в лидеры страны личность, которая воспринимает позор всего народа как свой личный, то кыргызы как самый терпеливый народ, пояса затянут и подождут, и перетерпят, и будут делиться последним. Тем, кто нас обворовывал и врал, уже не поверят, сейчас возрождение веры может появиться только с новым героем, должен быть визуально новый образ героя и лидера страны.

Беседовала Бермет МАЛИКОВА.
"Вечерний Бишкек" №113 (10269) от 8 июля 2011г.

Все новости

Библиотека клиники