Общественный Фонд
«Правовая Клиника «Адилет»

0 31265-35-13

Обзор судебной практики по рассмотрению дел в отношении СМИ

15.01.2018 Аналитика

Обзор судебной практики по рассмотрению дел в отношении СМИ

Полный текст выступления адвоката Тимура Султанова на круглом столе посвященном анализу ситуации по праву на свободу слова и выражения мнения в Кыргызской Республике.

  1. Досудебный порядок

В соответствии с п.2 ст. 4 Закона Кыргызской Республики «О гарантиях деятельности Президента Кыргызской Республики» установлено: «В случаях распространения сведений, порочащих честь и достоинство Президента Кыргызской Республики, Генеральный прокурор Кыргызской Республики обязан, если другие меры прокурорского реагирования не принесли необходимых результатов, обратиться в суд от имени Президента Кыргызской Республики за защитой его чести и достоинства».

Такими мерами прокурорского реагирования к примеру, могли стать, как вынесение предостережения о недопустимости нарушения закона органами прокуратуры как это указано в ст.25 Закона КР «О прокуратуре Кыргызской Республики» (в целях предупреждения правонарушений и при наличии сведений о готовящихся противоправных деяниях прокурор направляет в письменной форме должностным лицам, руководителям организаций и гражданам предостережение о недопустимости нарушения закона).

Данный досудебный порядок по всем искам, которые были внесены Генеральным прокурором в отношении СМИ, журналистов и правозащитника не был соблюден.

Согласно ч.2 ст. 45 ГПК КР: «Заявление в защиту прав, свобод и охраняемых законом интересов гражданина может быть предъявлен прокурором только лишь по просьбе заинтересованного лица, если оно само по уважительным причинам (по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим причинам) не может обратиться в суд» (ГПК в редакции от 1999 года).

Практически по всем искам, инициированным Генеральным прокурором КР, в ходе судебных слушаний мы задавали вопрос представителям Генеральной прокуратуры КР: «Было ли обращение Президента КР в соответствии с требованиями данной статьи ГПК КР?». На что, представители Генеральной прокуратуры не предоставили ответа на поставленный вопрос.

Все озвученные мною требования закона досудебного порядка являются обязательными и подлежат проверке судьей при принятии искового заявления к своему производству.

  1. Судебный порядок

В статье 136 ГПК КР установлен перечень оснований, по которым суд должен возвратить исковое заявление. Первым основанием статьи 136 указано, что суд возвращает исковое заявление: если истцом не соблюден установленный законом или договором досудебный порядок разрешения спора и возможность применения этого порядка не утрачена. По всем делам, суды не выполнили требование ст.136 и не возвратили исковые заявления, в связи с тем, что Генеральной прокуратурой не был соблюден установленный законодательством досудебный порядок.

  1. Равенство всех перед законом

п.3 ст.16 Конституции гласит: «В Кыргызской Республике все равны перед законом и судом».

Генеральный прокурор КР внесла исковые заявления в отношении СМИ и журналистов, руководствуясь ст. 4 Закона Кыргызской Республики «О гарантиях деятельности Президента Кыргызской Республики».

Однако, нормы данной статьи не приведены в соответствие с действующей Конституцией КР. Данный Закон был принят в 2003 году и практически не менялся, несмотря на то, что за прошедший период времени несколько раз менялись положения Конституции КР, а также изменялись в сторону сужения полномочия прокуратуры.

Так, согалсно ст.104 Конституции Кыргызской Республики: «Органы прокуратуры надзирают только за деятельностью государственных органов, органов исполнительной власти и местного самоуправления, их должностных лиц».

Таким образом, Генеральный прокурор не может вносить исковые заявления в отношении граждан, журналистов и средств массовой информации по высказыванию своего мнения либо публикации.

В данном случае, иск должен был вноситься через представителя по доверенности, чего не было сделано. В деле по иску Президента Жээнбекова С. Ш. в отношении ИА 24.kg и журналиста Кабая Карабекова, интересы представляет представитель по доверенности даже после вступления Жээнбекова С. Ш. на должность Президента КР. В 2017 году, интересы Президента КР были представлены Генеральной прокуратурой КР.

Таким образом, процессуальное участие сторон в деле, отмечается не единая, а разная правоприменительная практика.

  1. Запрет на выезд Джакуповой Ч. И., Идинову Н. А., и Масловой Д. У.

В деле по иску Генерального прокурора КР в защиту чести и достоинства Президента КР, предъявленный Джакуповой Ч. И., Идинову Н. А., Масловой Д. У. и ОФ «ПроМедиа» (сайт www.zanoza.kg) определением Октябрьского районного суда г. Бишкек от  20 апреля 2017г. были приняты меры по обеспечению иска. Одной из таких мер был установлен запрет Джакуповой Ч. И., Идинову Н. А., Масловой Д. У. выезжать из Кыргызской Республики до окончания производства по делу. Указанное определение суда было обжаловано в вышестоящие судебные инстанции вплоть до Верховного суда КР. Однако, вышестоящие судебные инстанции оставили в силе определение Октябрьского районного суда г. Бишкек от 20 апреля 2017г. о запрете на выезд из Кыргызской Республики Джакуповой Ч. И., Идинову Н. А., Масловой Д. У.

В данном случае, следует отметить, что судебными органами при вынесении такого судебного акта были нарушены нормы как международного права, так и действующего законодательства КР.

Постановлением Жогорку Кенеша КР от 12 января 1994 года за 1406-XII Кыргызская Республика присоединилась к Международному пакту о гражданских и политических правах.

Согласно ст.6 Конституции КР, вступившие в установленном законом порядке в силу международные договоры, участницей которой является Кыргызская Республика, а также общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью правовой системы Кыргызской Республики.

Согласно п.2 ст.12 Международного пакта о гражданских и политических правах установлено, что каждый человек имеет право покидать любую страну, включая свою собственную. Данное право не может быть объектом никаких ограничений, кроме тех, которые необходимы для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения, или прав и свобод других лиц.

Как видно, ни одно из вышеперечисленных оснований никак не относится к Джакуповой Ч. по предъявленному иску.

Присоединяясь к общепризнанным принципам международного права, Кыргызская Республики в ст. 25 Конституции строго указала: «Каждый имеет право свободно выезжать за пределы Кыргызской Республики».

Согласно ст.16 Конституции, в Кыргызской Республики все равны перед законом и судом. Никто не может подвергаться какой-либо дискриминации.

Таким образом, суды, своими определениями о запрете Джакуповой Ч., Идинову Н. А., Масловой Д. У. выезжать из Кыргызской Республики до окончания производства по делу прямо нарушили их конституционные права на свободное передвижение и явно вышли за пределы искового требования, а также норм гражданского процессуального законодательства.

  1. Требования к исковым заявлениям в делах о защите чести и достоинства

В п.5 Постановления Пленума Верховного суда КР «О судебной практике по разрешению споров о защите чести, достоинства и деловой репутации» от 13.02.2015г. закреплено, что лицо, обращающееся в суд, должно в исковом заявлении конкретно указать, какие слова, выражения, словосочетания, утверждения, распространенные ответчиком, порочат его честь и достоинство, деловую репутацию».

Тем самым Пленум Верховного суда КР в своем постановлении четко прописал исчерпывающий перечень сведений, которые могут быть признаны не соответствующим действительности.

Данное требование Постановления Пленума не во всех делах было соблюдено. В одном из исков к сайту Заноза, были выставлены требования признать несоответствующими действительности по нескольку абзацев, а по иску к Джакуповой Чолпон Идиновне Генеральная прокуратура требовала признать не соответствующим действительности все ее выступление. При этом, в самих исках не были указаны, какие конкретно слова, выражения, словосочетания и утверждения распространены ответчиками и каким образом они порочат честь и достоинства лица, в интересах которого были внесены иски.

Однако, несмотря на необоснованность и не соответствие исковых заявлений требованиям закона и постановлению вышеуказанного Пленума Верховного суда КР, суд вынес решение о полном удовлетворении исковых требований Генерального прокурора КР.

  1. Заключение специалистов

Во время судебных разбирательств, со стороны Генеральной прокуратуры в качестве обоснования своих доводов суду были представлены заключения лингвистических исследований специалиста Государственной судебно-экспертной службы при Правительстве КР. При этом отмечаю, что данные заключения были подготовлены в отсутствие утвержденной методологии проведения лингвистических исследований. В заключениях лингвистического исследования специалистом сделаны выводы на основе субъективных оценочных суждений. Более того, по иску в отношении Джакуповой Чолпон Идиновны, специалист указала, что в своей речи Чолпон Идиновна использовала слова с иронией и сарказмом. Может ли нести ответственность гражданин, использовавший в своей речи иронию и сарказм?

Кроме того, со стороны представителей СМИ и журналистов были представлены суду независимые заключения специалистов-лингвистов Нижегородского государственного университета им. Н. И. Лобачевского. Однако суд не принял их во внимание указав, что специалисты-лингвисты, при составлении заключения не были предупреждены об уголовной ответственности за дачу ложных показаний.

В то время как специалист Государственной судебно-экспертной службы КР также не была предупреждена об уголовной ответственности. Тем не менее, суд принимает заключение специалиста, представленного со стороны Генеральной прокуратуры КР, а представленное нами заключение во внимание не принимается. Здесь мы отмечаем, что судом было нарушено равенство сторон.

  1. Компенсации

В п.21 Постановления Пленума ВС КР указано, что при определении размера компенсации морального вреда суды должны учитывать характер и содержание публикации, степень распространения недостоверных сведений и другие заслуживающие внимание обстоятельства, при этом должны учитываться требования разумности и справедливости.

Ранее суды учитывали требования разумности и справедливости при рассмотрении дел, связанные с защитой чести и достоинства. К примеру, в деле по иску депутата ЖК КР Карамушкиной Ирины Юрьевны в отношении 24.kg и журналиста Махинур Ниязовой, истец требовала взыскать компенсацию за причинённый публикацией ей моральный вред в размере 5 млн. сом. Суд вынес решение о взыскании 5 тыс. сом.

По искам Генеральной прокуратуры, которые были предъявлены в отношении СМИ и журналистов в 2017 году, суды не следовали разумности и справедливости, они удовлетворяли полную сумму, заявленную в исковом заявлении. Минимальная сумма компенсации морального вреда, удовлетворенного решением суда составила 3 млн., максимальная 5 млн. сом. Общая сумма всех внесённых исков составляет 50 млн. сом.

В то же время, по уголовным делам, рассмотренным районными судами города Бишкек и Чуйской области за 2017 год, с подсудимых признанных виновными в совершении особо тяжкого преступления – убийство было взыскана компенсация морального вреда гораздо меньшая сумма в пользу потерпевших. Приведу примеры на основании вынесенных судами приговоров за 2017 год (ниже, по тексту, приведена подробная сравнительная таблица по соотношению сумм, взысканных судом по искам о защите чести и достоинства в отношении СМИ и выплат компенсаций погибшим гражданам).

Приговором Ленинского районного суда г. Бишкек от 27 марта 2017г. (по делу № УД-/17б1) гражданин К.Г.К. был признан виновным в совершении Убийства и с него была взыскана компенсация законному представителю потерпевшего за причиненный моральный вред в размере 100 000 сом.

Приговором Аламединского районного суда Чуйской области от 11 мая 2017 года (по делу № УД-172/17.Ч1) гражданин Ш.К.И. был признан виновным в совершении преступлений – Хулиганство, Убийство и с него была взыскана компенсация потерпевшему за причиненный моральный вред в размере 200 000 сом.

Приговором Первомайского районного суда г. Бишкек от 04 октября 2017 года (по делу № УД-570/17БЗ) граждане Т.Ж.Т. и С.Б.К. были признаны виновными в совершении преступления – Убийство и с них солидарно была взыскана компенсация законному представителю потерпевшего за причиненный моральный вред в размере 100 000 сом.

В преамбуле Конституции КР закреплено, что высшими ценностями являются человек, его жизнь, здоровье, права и свободы.

Исходя из данного конституционного принципа, судебная практика 2017 года об удовлетворении исковых заявлений о защите чести и достоинства с взысканием денежной компенсации в счет возмещения морального вреда в размере от трех до пяти миллионов сом открывает перспективу изменения сложившейся практики по вопросам, связанным с рассмотрением требований возмещения компенсаций морального вреда. По уголовным делам, связанными с преступлениями, совершенными против жизни и здоровья личности, потерпевшие (законные представители) по вышеуказанным делам вправе будут требовать компенсацию морального вреда свыше пяти миллионов сом.

Выводы

Из всего этого, мы юристы, делаем вывод, что законодательство у нас достаточно хорошее. Даже имеется постановление Пленума ВС КР, который обобщил судебную практику по рассмотрению данной категории дел и процедурно расписал, как нужно рассматривать дела и на что нужно обращать внимание.

При этом хочу отметить, что согласно ст.96 Конституции КР: «Пленум Верховного суда дает разъяснения по вопросам судебной практики, которые обязательны для всех судов и судей Кыргызской Республики».

Однако в правоприменительной практике нормы законодательства судебными органами не всегда соблюдаются. 

Все новости